Голландец с петухом

Эта нэцкэ изображает не японца, а голландца. У него широкополая шляпа с пером, «европеоидные» черты лица с пухлыми щеками, прямые длинные волосы, спускающиеся до талии на спине, он одет в короткий кафтан, панталоны, чулки, на ногах – деревянные сабо. Милая деталь – на подошвах видны небольшие деревянные каблучки. Почему именно голландец? Дело в том, что в XVI веке до Японии добрались первые европейцы, сначала это были португальцы, позднее англичане. Минус их политики был в том, что они пытались вмешиваться во внутренние дела чужого государства. Португальцы ввозили огнестрельное оружие, принимали сторону одних князей против других в местных распрях, католические миссионеры проповедовали христианство, которое в то время было воспринято как угроза центральной власти. Сто лет спустя иезуитов и вместе с ними всех иностранцев попросили «на выход». Кого-то показательно казнили, остальных погрузили на корабли и отправили восвояси.

Исключение составили голландцы. Они занимались торговлей и не пытались влиять на политику, поэтому им разрешили остаться. Для них выделили порт, Нагасаки, куда раз в год могли зайти торговые корабли, насыпали искусственный остров Дэдзима, поставили высокие заборы и организовали факторию, где сгружали товары, вели им учет, там же проживала небольшая голландская община. Через факторию велись дела с представителями государства, в основном, конечно, торговые. Иностранцы не могли покидать территорию острова, очень небольшого по площади. Их нельзя было увидеть в городе. Продукты, необходимые вещи им доставляли японские торговцы. Но слухи о том, что за высокими стенами проживают какие-то диковинные люди, разумеется, достигали обывателей, и не только в Нагасаки. Сведения распространялись дальше и вызывали закономерное любопытство. Чтобы удовлетворить интерес, нагасакские художники стали рисовать картины, потом печатать гравюры с изображением голландцев. Такие листы пользовались большим спросом. Именно по гравюрам горожане могли узнать, как выглядят костюмы и прическа заморских гостей, чем отличаются его черты лица. Внешность голландцев пугала: длинные носы, глаза навыкат и невиданные рыжие волосы, какие бывают лишь у демонов. По всей видимости, в восприятии местного населения иностранцы находились в ряду между водяными каппа, русалками и прочей нечистью.

Резчики нэцкэ не обошли стороной этот сюжет, и конец XVIII века отмечен взлетом популярности таких нэцкэ. Гораздо чаще, чем из дерева, встречаются изображения иностранцев, вырезанные из кости. Но нэцкэ из нашего собрания деревянная, с легкой тонировкой в углублениях. Голландцев в нэцкэ обычно изображали с предметами или животными в руках, варианты сюжетов можно перечислить, пожалуй, на пальцах одной руки. Часто их изображали с кабанчиком, ружьем, петухом, как в нашем случае. Иногда с ребенком, с флажолетом или с собачкой у ног. Это почти весь ассортимент, который использовался в нэцкэ.

Почему петух? В буддийской стране мясоедение было не распространено, и голландцы, которые употребляли в пищу мясо, наверное, воспринимались как не очень нормальные, не очень обычные люди. Это одна из возможных интерпретаций сюжета – петух как нечто съедобное. Второй вариант трактовки связан с тем, что представители Голландской Ост-Индской компании, обосновавшись в Малакке (совр. Малайзия), переняли там традицию устраивать петушиные бои. По всей видимости, уже в Японии на территории фактории моряки и торговцы возобновили азартные развлечения. Скорее всего, огромный петух, которого держит в руках наш герой, бойцовый. У него длинные сильные лапы, вытянутая шея, почти нет хвоста. Может быть, его уже потрепали в драке.

Нэцкэ с изображением голландцев обычно довольно крупные, от 9 до 11 сантиметров. Это характеризует вещь как очень раннюю, созданную во второй половине или в конце XVIII века. В пользу такой датировки свидетельствует отверстие химотоси для шнура, входящее отверстие мы видим между панталон, выходящее – на спине у персонажа. Нижнее отверстие довольно обширно, что свойственно вещам, вырезанным в XVIII веке.

Как правило, все нэцкэ с изображением иностранцев анонимные, подписи резчиков мы не можем обнаружить ни на этом предмете, ни на других фигурках голландцев, которые есть в нашей коллекции. Кто был мастер – сказать нельзя. Наибольшей популярностью такой сюжет пользовался у резчиков в городах Осака и Киото. Возможно, там и была сделана эта нэцкэ.

Анна Савельева
сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа, куратор коллекции японского искусства