Демон перед зеркалом

Эта нэцкэ изображает японского демона они. Все страшные силы, неясные и пугающие, в древности были невидимыми. В «Записях о деяниях древности», первом письменном памятнике в японской истории, составленном в 712 году, упоминаются демонические силы, но им не дано описание, они не имеют облика. Внешность, образ демоны получили с приходом буддизма в VI веке, когда впервые стали описывать посланников владыки ада Эмма. Они были огромного размера, обладали громоподобным голосом, цвет кожи их был синим, желтым, черным, красным. На голове были рога, иногда один рог, лицо человекоподобное, но мог появиться третий глаз, пасть была всегда разверста до ушей, из нее торчали звериные клыки. Пальцы рук и ног заканчивались огромными когтями, иногда напоминающими гвозди. Из одежды на них были только набедренные повязки, тканевые, но гораздо чаще сделанные из тигровой шкуры. Именно такой демон представлен в нэцкэ.

У него кучерявая шевелюра, есть рога, мускулистое тело, звероподобное лицо, он прижал лапы друг к другу и правой тянется к одному из рогов. В левой руке он держит зеркало и заглядывает в него. Дело в том, что в буддийской традиции просветления может достигнуть всякий, такая возможность есть и у самых злых сил, и они, который показан здесь, очевидно, стремится исправить карму и трогает рог перед пострижением в монахи. Чертик прощается с ним, потому что он будет спилен во время церемонии посвящения.

Все, что пугало, все, что заставляло вздрагивать, опасаться идти по горным тропинкам, темным лесом, поздно ночью, в эпоху Токугава приобрело несколько ироничный оттенок. Происходила десакрализация многих сюжетов, боги счастья становились весельчаками и попадали в нелепые ситуации, страшные черти изображались так, что они уже не пугали. Тем более если они возглашали молитвы Будде, если они мылись перед посвящением или готовились к спиливанию рожек.

Нэцкэ была вырезана в середине – второй половине XIX века резчиком Хомин, о жизни которого мы почти ничего не знаем. В его творчестве прослеживаются тенденции, характерные для эпохи, когда в обиход вошли фигурки меньшего размера, чем это было в XVIII веке. Они стали тщательно проработанными, с хорошей детализацией. Хомин работал как с костью, так и с деревом. На примере этой вещи мы видим, насколько деликатно он распоряжался материалом и аккуратнейшим образом делал тонировку. Именно внимание к деталям и тонкость работы характеризуют резьбу нэцкэ середины – второй половины XIX века.

Анна Савельева
сотрудник Отдела Востока Государственного Эрмитажа, куратор коллекции японского искусства